Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

К 80-летию писательского дома

Картинки с выставки.

http://www.culture.ru/news/162450/k-80-letiyu-doma-pisateley-v-lavrushinskom-pereulke

Очень оригинальная выставка. Каждому писателю-жильцу знаменитого дома в Лаврушинском посвящен отдельный стенд (на витрине -- личные вещи, автографы, фото из семейных архивов). Стенды систематизированы по подъездам, чтобы посетитель наглядно мог представить, кто с кем непосредственно соседствовал.

Очень душевная атмосфера была на открытии. Многие из тех, кто провел в Лаврушинском детство и молодость, не виделись десятки лет!

DSCN6032.JPG

Стенд Афиногенова (весьма похожего здесь на молодого Михаила Державина)

Collapse )

Девушка с зайцем

А вообще много народу читало Житие Петра и Февронии-то? Повесть о Петре и Февронии Ермолая-Еразма?

Там ведь не столько про любовь, сколько про женскую мудрость. Собственно, Феврония — это наша Золушка. Но если у Синдереллы главное качество — доброта, то у нашей Февронии — мудрость и твердость характера. А еще у нее был ручной заяц, что лично мне особенно симпатично. Заходит слуга князя Петра в избу, а там:

"сидяше бо едина девица, ткаше красна, пред нею же скача заець".

Слуга искал врача для князя, который, на минуточку, пострадал в битве со змеем, — на него попала ядовитая кровь. Ясное дело, уровень тогдашней официальной медицины противозмеиных сывороток не предусматривал, пришлось обращаться к нетрадиционной медицине. Феврония, дочь древолаза, которая князя никогда не видела, пообещала, что вылечит его, но с условием: печать в паспорте и никаких отговорок. Вот такая любовь. Но потом-то все хорошо сложилось. Потому что, повторяю, Феврония —умная женщина была.

Кстати, когда говорят, мол, с чего это у нас Петр и Феврония — бездетные, между прочим, супруги, а в конце жизни вообще монахи, — покровители семьи и брака, в ответ стоит напомнить о том, что в Византии таковыми являлись Гурий, Самон и Авив, которые были мучениками.

День археолога в экспедиции "Старая Рязань"

Волшебное место.
Древняя катастрофа превратилась в великий покой. Там, где прошла смерть, теперь жизнь жительствует. Но не суетливая жизнь новых городов, а умная жизнь исследователей, для которых Старя Рязань - и судьба, и работа, и творчество, и любовь.

DSCN2291.JPG

На городище. Борисоглебский храм. Мы с мужем там работали на раскопках под руководством Л. А. Беляева.

Collapse )

5 марта соединило смерть Сталина

и память об Ахматовой. Как хотел Сталин быть воспетым в гениальных строках, как трепетно следил за движением писательских и поэтических перьев. А что получил? Неудачный булгаковский «Батум» и пронзительное мандельштамовское: «Мы живем, под собою не чуя страны». И мстил за это. Но мне все‐таки больше нравится женское коротенькое «подражание» Ахматовой, чем мандельштамовская лобовая атака:

Подражание армянскому

Я приснюсь тебе черной овцою
На нетвердых, сухих ногах,
Подойду, заблею, завою:
"Сладко ль ужинал, падишах?

Ты вселенную держишь, как бусу,
Светлой волей Аллаха храним...
Так пришелся ль сынок мой по вкусу
И тебе, и деткам твоим?"

Не новогоднее. Совсем.

Новый год, в смысле праздник, я не люблю с детства. Ну сделала земля ещё один оборот вокруг солнца, и по этому поводу все должны на ходу содрать шины, укупиться подарками, нажраться и напиться. Да, ещё желание загадать под речь Президента. Happy new year, happy new year...

Ёлочку-то я нарядила, если что. Мужу очень нравится. С энтропией боремся, не забываем.

А вот что я всегда вспоминаю в эти дни — гибель группы Шатаевой на Памире, на Пике Ленина. Это было в августе 1974. Но вспоминаю я всегда об этом под НГ, не знаю, почему. О группе Дятлова я вспоминаю аккурат в феврале, когда это случилось. А о Шатаевой всегда под НГ. Вообще, если не хотите потерять веру в человечество, никогда не занимайтесь историей альпинизма. Ваша покорная слуга в это влезла уже когда была законченным циником и поэтому не слишком пострадала.

Так что, друзья, хотите настроение а- ля happy new year, под кат не ходите.

Collapse )

DJ Гаврила и Сатана

Марк Твен в конце жизни много думал о религии и даже, как свойственно писателям, оформил результаты своих раздумий в "Размышление о религии". Оно, в основном, выдержано в духе деизма с оттенком богоборчества:

"По полному отсутствию у него любого из тех качеств, которые могли бы украсить бога, внушить к нему уважение, вызвать благоговение и поклонение, настоящий бог, подлинный бог, творец необъятной вселенной ничем не отличается от всех остальных имеющихся в наличии богов. Он каждый день совершенно ясно показывает, что нисколько не интересуется ни человеком, ни другими животными — разве только для того, чтобы пытать их, уничтожать и извлекать из этого занятия какое-то развлечение, делая при этом все возможное, чтобы его вечное и неизменное однообразие ему не приелось".

Но кроме философских эссе, он написал ещё повесть "Таинственный незнакомец", главным героем которой стал племянник Сатаны по имени Филипп Траум. Повесть дошла до нас в нескольких, видимо, незаконченных редакциях с разными названиями: "№ 44", "Хроники Сатаны Младшего". В общем, по-моему Твен так и не разобрался со степенями демонического родства.

А в 1989 году режиссер Масленников снял по "Таинственному незнакомцу" двухсерийный (да, раньше был такой формат, помните?) фильм "Филипп Траум". Его показали по ТВ ОДИН раз. И я его тогда, в 1991 посмотрела. А на днях нашла в Сети и посмотрела ещё раз. Какое мастерство, какая атмосфера (художник по костюмам — волшебник!), какие лица с картин Гольбейна!





А причём тут DJ? А притом, что актёр Габриэль Воробьёв, сыгравший главную роль, теперь, оказывается, играет какую-то психоделическую музыку в одном московском клубе и известен в соответствующих кругах как Ди Джей Гаврила.

Да и раньше он не был Филиппом Траумом, и все остальные актёры так же приезжали на съемки на личных авто или на трамвае, так же смотрели футбол и ходили в салоны красоты, но режиссер превращал их в жителей городка Эзельдорф. Как? И почему сейчас режиссеры разучились это делать?

Мысль изреченная есть ложь

Если в споре собеседник начинает использовать "убойный" аргумент в виде цитирования великих и просто известных людей для меня это:

1. сигнал к капитуляции, ибо куда уж мне против великих (и известных).
2. повод к разочарованию в собеседнике, особенно, если он мой ровесник или старше. Хватать великих за подол в пылу спора позволительно разве что юным неопытным созданиям, не успевшим накопить собственных слов и мыслей.

Вот цитаты, которые меня гарантированно разят наповал, во-первых, невероятно глупым содержанием, во-вторых, принадлежностью неприкосновенным устам:

"В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли"

"Женщина, которая не пользуется духами, не имеет будущего"

"Мы в ответе за тех, кого приручили"


А есть еще пострадавшие в цитатных баталиях?

Армения — Арцах

Нагорный Карабах. Дорожные виды. Звучит скучно, понимаю. Но если фото передадут хотя бы 10 % моих впечатлений, уже сочту, что не зря потратила время.



Для въезда в Нагорно-Карабахскую республику требуется виза (мы их не признаем, зато они нас признают), впрочем, это оказалось почти формальностью. Эхо войны представлено ржавеющей военной техникой в степи (Карабах хоть и Нагорный, но очень значительная территория — равнинная), разрушенными азербайджанскими селами.

Особенно поразили руины Агдама. Для нас "Агдам" — теплое слово, приторный след в гортани. Для армян — азербайджанский укрепрайон, откуда велся ожесточенный огонь. Сейчас Агдам — город призрак. Ни человечка, ни птички. Прекрасная натура для кинематографистов, кстати.

Шуши и Степанакерт почти не видели.

Понравилась карабахская кухня.

Collapse )

Плоский "Царь" Лунгина

Знакомые предрекали нравственные и эстетические мучения по ходу фильма и необходимость седативных средств после фильма.  Что касается средств, то после всех семи "Кошмаров на улице Вязов", просмотренных в 13-летнем возрасте, меня отрубленной головой и медведем, поедающим кишки, не возьмешь. А насчет  эстетики и эмоций — разговор отдельный.

Все мне понравилось: и актеры (помимо исполнителей главных ролей, очень хороши Кузнецов (Скуратов), просто душой отдыхала на его сценах, пусть это звучит неуместно, и Домогаров (Басманов)), и цветущий сад, и синеокая девочка- Русь, похожая на маленькую Машу Шалаеву, которую то мучают, то спасают, то возносят в чертоги Богородицы, то убивают. Особенно понравился эпизод с монахами, погибшими за своего Митрополита (исторически недостоверный факт).

А вот фильм не понравился совсем. Ну нельзя размазывать одну единственную драматургическую коллизию (Филипп хороший — царь плохой) на всю картину. Образ царя в начале показался глубоким, ибо перед ним вечная дилемма. Как поступать? Не жалеть людей, но сохранять и умножать царство, или  миловать и прощать тех, среди которых могут ведь оказаться и настоящие предатели? Как вершить суд над теми, кто сам признается в измене? Пусть под пытками, под угрозами, но ведь признается, не стоит на своем до последнего! Но глубины образа хватило лишь на аквариум, не на океан. Образ соверешенно не развивается, не оттеняется никакими сюжетными линиями, а так и живет себе в колее главной из них — якобы противостоянии царя и Митрополита. Все противостояние сводится к повторяющимся репликам. Митрополит: "покайся, ты творишь зло", царь: "как человек, я грешен, а как царь праведен". И так всю дорогу. Нельзя вытянуть фильм на одной только этой лошадке непримиримости двух правд. В итоге получается плоско и хило.