Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

И вновь

на пороге Вербного (которое, даст Бог, проведу среди скворцов и бабочек)

Тимур Кибиров

Их-то Господь — вон какой!
Он-то и впрямь настоящий герой!
Без страха и трепета в смертный бой
Ведёт за собой правоверных строй!
И меч полумесяцем над головой,
И конь его мчит стрелой!
А наш-то, наш-то — гляди, сынок —
А наш-то на ослике — цок да цок —
Навстречу смерти своей.

А у тех-то Господь — он вон какой!
Он-то и впрямь дарует покой,
Дарует-вкушает вечный покой
Среди свистопляски мирской!
На страсти-мордасти махнув рукой,
В позе лотоса он осенён тишиной,
Осиян пустотой святой.
А наш-то, наш-то — увы, сынок, —
А наш-то на ослике — цок да цок —

Навстречу смерти своей.

А у этих Господь — ого-го какой!
Он-то и впрямь владыка земной!
Сей мир, сей век, сей мозг головной
Давно под его пятой.
Вкруг трона его весёлой гурьбой
— Эван эвоэ! — пляшет род людской.
Быть может, и мы с тобой.

Но наш-то, наш-то — не плачь, сынок, —
Но наш-то на ослике — цок да цок —
Навстречу смерти своей.
На встречу со страшною смертью своей,
На встречу со смертью твоей и моей!
Не плачь, она от Него не уйдёт,
Никуда не спрятаться ей!

А с кисетом было трудненько

мил человек (с) В. Сорокин "Кисет".

Многие не любят писателя Сорокина, потому что "Голубое сало", копрофагия и вообще, если вообще может быть ещё какое-то "вообще" после копрофагии.

Но я люблю писателя Сорокина. Например, его рассказ "Кисет" считаю шедевром постмодернисткой литературы. Это брильянт постмодернизма, чистой воды брильянт. Какая стилизация! Вы и не замечаете, как солнечно-хвойный слог Паустовского переходит в шизофазию сумасшедшего лагерника, и вот Вам — вся сталинская эпоха в одном вдохе.

А кисет? — спросите Вы меня подобно одному из действующих лиц рассказа.
А с кисетом... (см. заголовок поста).

Это у нас в семье часто употребляемая цитата, если нужно цензурно высказаться по поводу регулярно происходящего облома.

Я сегодня обзвонила пять или шесть клубов кикбоксинга — везде облом на обломе вплоть до неправильных контактов в Интернете. А часики-то тикают, годы-то идут.

В общем, с кикбоксингом было трудненько, мил человек.

Вешнее тепло

ОДА

В. К. Тредиаковский

Так начиналась русская поэзия

"Весна румяная предстала!
Возникла юность на полях;
Весна тьму зимню облистала!
Красуйся всё, что на землях;
...
В чин зодий сих еще утеха!
Премножество явилось птиц,
На ветвь с той ветви, от поспеха,
Препархивающих певиц:
Вещает зык от них громчайший,
Что их жжет огнь любви жарчайший;
От яркой разности гласо́в,
Котора всюду раздается,
В приятность слуху всё мятется
Молчание густых лесов.

То славий, с пламеня природна,
В хврастинных скутавшись кустах,
Возгласностию, коя сродна,
К себе другиню в тех местах
Склоняет толь, хлеща умильно,
Что различает хлест обильно;

То кра́стель, в обое́й заре,
Супружку кличет велегласно,
А клик сей слышится нам красно,
Несущийся по той поре.

..."

На безрыбье и Басилевс — царь

О рассказе Ольги Славниковой "Басилевс" (Знамя, N 1, 2007).

Отношения с творчеством Славниковой у меня не сложились самым печальным образом. Причиной тому послужила эмоциональная травма, вызванная прочтением половины (первая в моей жизни книга, которую я не смогла дочитать) романа "2017". Такого невладения русским языком, спрятанного за толстыми напластованиями метафор, я давно не встречала. Наличие трех-четырех стилистических ошибок на страницу в тексте, высоко оцененном большинством критиков, повергло меня в полную прострацию, сбив все прицелы, отняв все ориентиры.

И так бы и загорались мои глаза праведным гневом при упоминании имени автора, если бы вчера я не почитала рецензии на ее новый роман "Легкая голова" в Знамени (пока вышла первая часть). Неблагосклонно настроенные к роману критики очень хвалили рассказ Славниковой "Басилевс", называя его, ни больше, ни меньше, — шедевром русской литературы. Стало мне интересно, и нашла я рассказ.

Collapse )