?

Log in

No account? Create an account
Ольга Афиногенова
lepus_audax
.......... ........ .. .................. ..........
July 2018
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

Ольга Афиногенова [userpic]
«Обитель»

Захара Прилепина.

Не знаю, кому как, а мне совершенно непонятно, как он это сделал? Как он положил перед нами не один день, а несколько месяцев соловецкого лагерника? И не просто положил перед нами на столе в виде толстой книжки, а заставил прожить с героем весь этот странный хронометраж, где минуты длиннее, чем дни? Откуда взялся «Один день Ивана Дeнисовича» ясно. Солженицын все это сам видел. А «Обитель»‐то, где нет ни единой фальшивой буквы, где есть весь грязный ужас падения и вся святость человеческой природы, откуда взялась?

«Щ‐854» вспоминается не только из‐за тематики, но и из‐за схожего приема построения текста ‐ непрерывный квест, где уровней много, а жизнь одна. «Шухов медленно и внимчиво поел, достав из валенка свою ложку...» ‐ «внимчиво», словечко особого языка Солженицына, было со мной все небыстрое время чтение «Обители», потому что именно внимчиво писал книгу автор, и именно внимчимо волей неволей приходится ее читать, смакуя каждую молекулу лагерной баланды.

Роман этот для меня необъясним, это бесшовный хитон. Но все же характерный почерк автора неизбывен: как и в «Саньке» герой живет по принципу «полюбить, так королеву» и становится любовником любовницы своего начальника. Как и в «Саньке» мы имеем пространные эротические сцены. Но если Прилепину времен «Саньки» я бы позволила себе сказать: «эротическая сцена на три страницы ‐ это, во‐первых, слишком много, во‐вторых, просто безвкусно, в‐третьих, у человека есть и другие физиологические проявления, если уж браться воздействовать на читателя именно с этой стороны, то нечестно замалчивать и кое‐какие другие процессы», то Прилепину времен «Обители» я это сказать не посмею, хоть и остаюсь при своем мнении. Это художник, сумевший так изобразить силу плотского человеческого страдания и влияние этого страдания на душу и судьбу, что нет уже к нему никаких вопросов. Только веселая песенка крутится в голове, которую любил напевать герой: «Не по плису, не по бархату хожу, а хожу, хожу по острому ножу...». И есть в том, что мне эти строчки перестали казаться веселыми чуть раньше, чем герою, какое‐то утешение.